Динозавры на продажу — National Geographic Россия: красота мира в каждом кадре

Окаменелости давно вымерших существ можно найти не только в музеях: сегодня они встречаются в домах и офисах богатых коллекционеров, предавшихся сомнительному увлечению.

Сидя у бассейна в мотеле в Тусоне, штат Аризона, врач-хирург взахлеб рассказывает об окаменелых черепах. Один он захватил с собой – провез в ручной клади, когда летел в Тусон, – и теперь вот восхищается идеальным состоянием черепной коробки и отверстий, где когда-то проходили лицевые нервы.

«Это канал глазного нерва, – говорит он так, будто мозг в черепе все еще жив. – А вот отверстие для отводящего нерва, который обеспечивал боковое движение глаз, и тройничный нерв, отвечавший за чувствительность кожи на морде». Хирург попросил не указывать его имя в статье. Обладание коллекцией ископаемых черепов заставляет его одновременно ликовать и нервничать, как и многих других коллекционеров, прибывших в город, чтобы посетить выставку-продажу поделочных камней и минералов. Хирург уже строит «частный музей» для размещения своих сокровищ. И усмехается при мысли о том, чтобы выставить их в хронологическом порядке: черепа аллозавра длиной почти метр, зубастого морского монстра эласмозавра и птеранодона – самый полный из найденных на сегодняшний день.

MM8774_180616_005674.jpg

↑ Игрушечные динозавры могут занимать маленького Эдуардо, но его отцу, итальянскому режиссеру и продюсеру Франческо Инверницци (читает) нужны настоящие. «Мне всегда хотелось иметь динозавра, – рассказывает режиссер, – и вот наконец я решил купить его». Хотя приобретенный им массивный череп принадлежал мозазавру, который на самом деле не динозавр, а гигантская морская ящерица, Инверницци очень ценит экспонат. Сейчас череп находится в гостиной его дома под Миланом. Но, по словам Франческо, окаменелость переедет в «домашний музей естественной истории» вместе с другими собранными за годы образцами.

Охотники за ископаемыми – явление довольно распространенное в наши дни. Некоторые, как этот хирург, относятся к делу настолько серьезно, что их можно принять за профессиональных палеонтологов. (Этот любитель покупает окаменелости прямо в породе и проводит значительную часть своего свободного времени, осторожно высвобождая их из каменных темниц.) Другие коллекционеры, похоже, в основном идут на поводу мальчишеской страсти к большим, страшным – и дорогим – чудовищам.

«Лучше всего продаются челюсти, когти и рога», – признается один из торговцев.

Среди коллекционеров есть несколько богатейших людей планеты. Например, один китайский застройщик, который засмотрелся на выставленный здесь, в Тусоне, на продажу – всего за 750 тысяч долларов – скелет ихтиозавра, крупной морской рептилии. Он тоже не горел желанием попасть на страницы журнала: громко откашлявшись, оборвал переводчика и с мрачным видом удалился в сторону стегозавра за три миллиона долларов.

MM8774_170306_000322.jpg

↑ Череп трицератопса (на заднем плане) и другие окаменелости привлекают толпу посетителей аукционного центра Друо в Париже. «Многие из этих людей отнюдь не покупатели», – рассказывает фотограф Габриэль Галимберти. Аукционный центр, самый старый и большой в Париже, открыт и для публики, и для серьезных коллекционеров, желающих принять участие в торгах. По словам Галимберти, палеонтологические аукционы очень привлекают последних. На одном из таких аукционов в 2018 году анонимный покупатель из Юго-Восточной Азии приобрел аллозавра и завропода Kaatedocus siberi через Интернет за 2,9 миллиона долларов. Цены на аукционе, где была сделана эта фотография, были поскромнее: трицератопс ушел за 188464 доллара. Зарафазавру (хвост на переднем плане) отправили обратно в Марокко: власти страны настояли на ее возвращении.

Страсть к палеонтологии среди частных коллекционеров приводит к тому, что остатки динозавров и других ископаемых гигантов могут появиться практически где угодно. Так, в фойе приморского летнего коттеджа в Массачусетсе гостей, приехавших на выходные, встречают костный воротник и рога трицератопса, а с потолка в гостиной свисает скелет морского гиганта мозазавра – длиной более пяти метров. На юге Калифорнии огромный ихтиозавр украсил ванную комнату местного коллекционера, потому что в гостиной все уже было забито окаменелостями. В Дубае 24-метровый диплодок привлекает гостей торгового центра. А в калифорнийской Санта-Барбаре один из наиболее полных черепов тираннозавра угнездился в холле компьютерной компании, злобно скаля зубы на равнодушную секретаршу, сидящую прямо напротив.

Коллекционеры обычно не любят рассказывать о принадлежащих им окаменелостях, потому что ученые их деятельность не одобряют.

MM8774_180412_002426.jpg

↑ В висячих садах Маркессак во Франции пиар-менеджер Стефани Энглис протирает стекло, за которым выставлен аллозавр возрастом 150 миллионов лет. Сады принадлежат французскому бизнесмену Клеберу Рос-сильону и открыты для публики. Россильон приобрел динозавра, чей череп отличался отменной сохранностью, в 2016 году, через несколько лет после того, как его нашли в Вайоминге.

Коллекционеры обычно не любят рассказывать о принадлежащих им окаменелостях, потому что коммерциализация палеонтологии давно вызывает яростные споры. Все началось в 1997 году с аукциона, на который был выставлен тираннозавр по имени Сью. Этот скелет, найденный коммерческой палеонтологической экспедицией, в итоге попал в Филдовский музей естественной истории в Чикаго, но цена сделки – 8,4 миллиона долларов – породила у некоторых землевладельцев мечты о новом Клондайке. Наоборот, профессиональные палеонтологи стали опасаться, что самые важные находки уплывут к торговцам-толстосумам, которым научная значимость окаменелостей до лампочки.

Но ожидаемая золотая лихорадка не наступила: на рынке образовался избыток тираннозавров, а другие неплохие образцы удается сбыть только через несколько лет после объявления о продаже, и лишь снизив цену.

Причиной падения спроса стали громкие скандалы, сопровождающие любой сомнительный бизнес, – фальшивые окаменелости из Китая, незаконно вывезенные из Монголии гнезда ящеров, небрежные и часто незаконные раскопки, ведущие к бессистемному разграблению ценных местонахождений. Все это враждебно настроило многих ученых-палеонтологов против частных коллекционеров: ведь многие из них рассматривают редкие окаменелости, содержащие ценную информацию об истории планеты, лишь как украшение интерьеров.

MM8774_180526_005459.jpg

↑ 5-метровый мозазавр плывет над Джоан и Генри Кригштейнами в их доме в Массачусетсе. Эта морская рептилия – одна из нескольких окаменелостей, которые офтальмолог Кригштейн собрал за последние 30 лет. Интерес к вымершим животным возник у него еще в детстве: выросший на Манхэттене, Кригштейн очень любил бывать в Американском музее естественной истории. «Я был поражен тем, что в центре Нью-Йорка можно увидеть скелеты динозавров», – вспоминает он. Каждое лето Генри участвует в раскопках в Дакоте, Вайоминге или Монтане, часто со старшей дочерью Ади, которая и нашла мозазавра. Для него окаменелости – ключ к нашей долгой истории. По словам Кригштейна, когда он находится среди ископаемых, в нем пробуждается «возвышенное чувство связи с историей жизни на Земле».

На выставке в Тусоне один дилер настойчиво предлагал посетителю ногу апатозавра, восклицая: «Отличное барбекю выйдет!» Другой – хвастался, что его родной город в Германии – «город миллионеров». Он предлагал позолоченный слепок черепа тираннозавра некоему взыскательному покупателю, «чтобы все его друзья ахнули». Неудивительно, что палеонтологи в своих блогах призывают власти изымать ископаемые на основании Закона о принудительном отчуждении частной собственности, чтобы преподать урок «тем, кто наживается, открыто издеваясь над наукой».

MM8774_180209_001486.jpg

↑ Работники компании Zoic (Триест, Италия), занимающиеся обработкой ископаемых, собирают скелет аллозавра, найденного в Вайоминге. Через несколько лет ящер будет продан на аукционе в Париже за 1,4 миллиона долларов.

Частные коллекционеры и палеонтологи из музеев порой сотрудничают – в основном из-за нехватки у музеев средств.

Несмотря на войну на словах, музеи вынуждены прибегать к услугам частных коллекционеров и «черных копателей». Происходит это прежде всего из-за недостаточного финансирования: музеи сокращают исследовательские команды и бюджеты. «Частные коллекционеры копают гораздо больше ученых, – объясняет директор Смитсоновского национального музея естественной истории Кирк Джонсон. – Мы уезжаем в экспедицию на три недели отпуска. А они могут позволить себе вести раскопки пять месяцев».

Некоторые экспонаты из частных собраний в итоге попадают в крупные музеи – их принимают при условии, что у владельцев есть документы, подтверждающие происхождение окаменелостей. Обычно эти дарители являются не коллекционерами, которые покупали кости динозавров, а их наследниками, которые  поняли, что окаменевшие черепа отнюдь не создают уют в доме и что с них хлопотно смахивать пыль.

MM8774_180617_005861.jpg

↑ Отниелозавр – миниатюрный динозавр, обитавший на территории нынешних Соединенных Штатов около 150 миллионов лет назад, кажется, готов спрыгнуть со своего постамента в доме лондонского коллекционера Нильса Нильсена (поднимается по лестнице с младшим сыном). «Я обожаю окаменелости», – признается Нильсен. Его первым приобретением стал зуб тираннозавра, за которым вскоре последовал целый скелет. И тираннозавр, и отниелозавр сейчас предоставлены европейским музеям. «Мне нравится работать с музеями, – рассказывает Нильсен, специалист по управлению финансами и недвижимостью. – Так музеи получают возможность демонстрировать некоторые впечатляющие окаменелости, которые не смогли бы приобрести самостоятельно».

MM8774_180514_003750.jpg

Владелец ранчо Клейтон Фиппс (вверху) по прозвищу Диноковбой вместе с сыном Люком исследует формацию Хелл-Крик возле своего дома в Джордане, Монтана. Богатые ископаемыми горные породы датируются концом мелового периода и содержат ценные сведения о мире, существовавшем незадолго до вымирания динозавров. Здесь были обнаружены многие важные с научной точки зрения окаменелости, в том числе в 1902 году – первые кости тираннозавра. В США окаменелости, найденные на территориях, находящихся в частной собственности, обычно принадлежат землевладельцу, и коллекционеры могут заключать с ним договоры, чтобы проводить там поиски. Фиппс сообщает, что окаменелости составляют большую часть его дохода, поэтому, когда он не работает на ранчо, то занимается более прибыльным делом – ищет кости динозавров.

MM8774_180516_004460.jpg

↑ Острые зубы выступают, словно шипы, из полутора-метровой нижней челюсти нового вида тилозавра, выставленного в Эджмонте, Южная Дакота, в доме Фрэнка Гарсии и его жены Дебби. Супруги нашли окаменелость этого мозазавра в 2016 году – сначала хвостовые позвонки, затем череп – недалеко от того места, где они живут. Череп является самым полным из когда-либо найденных. У Гарсии нет палеонтологического образования, но большую часть жизни он провел, добывая окаменелости. В 1979 году Фрэнк заключил контракт со Смитсоновским институтом на поиски ископаемых остатков во Флориде. «Десять лет мне платили за то, что я находил окаменелости», – рассказывает Гарсия. За свою карьеру он обнаружил десятки тысяч образцов, которые сейчас хранятся в музеях и университетах США.


Source link

Напишите комментарий

  • два × два =

  • Мы в соцсетях

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях и будьте в курсе самых выгодных предложений по покупке авиабилетов, бронирования отеля или аренды автомобиля!

  • Обратитесь к нам прямо сейчас!