Клеймо на всю жизнь: вдовья доля

Мы с фотографом Эми Тансинг оказались во Вриндаване, посещая уникальные сообщества вдов в разных регионах мира. Мы исследовали не личные переживания отдельных героинь, а то, как общество может принуждать женщин, потерявших мужей, к принятию новой роли — роли изгнанницы, мученицы, жертвы.

В 2011 году Организация объединенных наций объявила 23 июня Международным днем вдов. Официальное объяснение было мрачным: во многих культурах вдовы настолько беззащитны перед предрассудками и нищетой, что вдовство само по себе должно рассматриваться как потенциальная угроза правам человека.

Во Вриндаване мы разговорились с социальным работником, женщиной по имени Лакшми Готам. Мы спросили, не думала ли она о том, что бы изменила, будь у нее возможность защитить женщин от подобных унижений. Как выяснилось, думала. «Я бы убрала из словарей само слово «вдова», — говорит она. — Когда женщина теряет мужа, она обретает это имя. Слово прилипает к ней — тут-то и начинаются все ее беды».

Трудно даже точно подсчитать, сколько их на свете — женщин, оставшихся без мужа: они живут изолированно и незаметно. Самый масштабный сбор данных провел Фонд Лумбы — организация, поддерживающая вдов на международном уровне. По оценкам фонда, всего в мире 259 миллионов вдов; в исследовании подчеркивается: многие страны плохо отслеживают сведения, касающиеся этой категории женщин и их потребностей.

Вдова не должна одеваться в цветное или выглядеть привлекательно — это было бы неуместно для ее новой роли вечной униженной плакальщицы. Вдове следует есть только безвкусную пищу, небольшими порциями, поскольку богатство вкуса и специи могут возбудить страсть, которой она больше никогда не должна испытать. Все эти правила уходят корнями в индуизм, и образованные индийцы от многих из них отказались, но в некоторых деревнях и консервативных семьях ко всему этому по-прежнему относятся совершенно серьезно. Мира Кханна, делийская писательница, работающая в организации по защите прав вдов Guild for Service, отмечает, что обычай клеймить женщин, потерявших мужей, — порождение репрессивной традиции.

«Нигде в Ведах не сказано, что вдова должна вести аскетичную жизнь, — говорит Мира. — Там есть совсем другая строчка: «Ты, женщина, почему ты плачешь о человеке, которого больше нет? Поднимайся, возьми за руку человека живого и начинай новую жизнь».

Мы подгадали наш визит во Вриндаван и Варанаси (этот священный город тоже привлекает тысячи вдов) к разгару кампании, целью которой было добиться, чтобы овдовевшие женщины могли участвовать в праздничных гуляниях. По всей Индии празднества Дивали и Холи — повод для всеобщего веселья и счастья. Дивали — это подарки, яркие огни и фейерверки; Холи проводится на улицах — люди подбрасывают в воздух цветную блестящую пудру и обливают друг друга подкрашенной водой.

«Считается, что если вы овдовели, то вам непозволительно участвовать в каких бы то ни было праздниках, — говорит благотворительница Винита Верма. — Мы же хотим, чтобы вдовы были частью общества. Они имеют полное право жить своей жизнью».

Верма — вице-президент Sulabh International, индийской организации, которая оказывает поддержку и выплачивает маленькие ежемесячные пособия вдовам в приютах во Вриндаване и Варанаси. Несколько лет назад — сперва робко, потом смелее — Sulabh начала организовывать в этих двух городах на Дивали и Холи мероприятия для вдов.

К 2015 году праздничные торжества в «городах вдов» стали переносить из помещений на улицы. Осуждения в индийских средствах массовой информации эта акция не встретила, а во время нашего с Тансинг пребывания в Индии нам довелось услышать лишь одну жалобу: фестивали эти смотрелись прекрасно, если бы не одна малость — празднества не меняли жизни вдов принципиально.


Source link

Напишите комментарий

  • двенадцать − четыре =

  • Мы в соцсетях

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях и будьте в курсе самых выгодных предложений по покупке авиабилетов, бронирования отеля или аренды автомобиля!

  • Обратитесь к нам прямо сейчас!

    Flag Counter