красота мира в каждом кадре

Годом раньше Организация ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства опубликовала доклад, в котором содержалась рекомендация подвергать обследованию всех направляющихся в Юго-Восточную Азию пассажиров, которые в предыдущие три недели побывали в зоне распространения Microcyclus ulei. Но ничего подобного и в помине не было. И хотя бразильские ученые обнаружили и начали испытывать сорта устойчивых к грибку каучуковых деревьев, в Азии не было запущено ни одной программы по разведению этих сортов.

Впрочем, южноазиатские экологи пока не обращают особого внимания на эту угрозу — они сосредоточены на более неотложных вопросах. Сборщики латекса, работающие по ночам, боятся наткнуться в темноте на змею и выливают на холмы литры гербицидов, чтобы уничтожить травяной покров, в котором прячутся змеи. Виды, которые питаются уничтожаемой флорой, тоже постепенно вымирают, нанося еще один удар по биологическому разнообразию. А оголенная почва подвергается дождевой эрозии. Но самая серьезная экологическая угроза, возможно, состоит в том, что каучуковые деревья потребляют в процессе выработки латекса очень много воды. Производить шины — то же самое, что выкачивать из холмов грунтовые воды и вывозить их на экспорт в цистернах. В результате, источники и реки на холмах пересыхают. В ответ на призыв обратить внимание на эту проблему представители резиновой промышленности посоветовали покупать воду в пластиковых бутылках.

Вскоре плантации каучуковых деревьев покроют всю Юго-Восточную Азию. Как-то туманным днем я отправился на машине в национальный заповедник Набаньхэ, расположенный в Сишуанбаньна. Вместе со мной были Лю Фен, научный руководитель заповедника, и Герхард Лангенбергер, агроэколог из Университета Гогенхайма (Германия). За окном мелькали то плантации, то дикий лес. В заповедник мы поехали потому, что, по мнению Лю и Лангенбергера, здесь ищут возможности сосуществования каучуковых плантаций и естественной экосистемы.

На территории заповедника Набаньхэ площадью 260 квадратных километров расположены 33 деревеньки, в которых проживают в общей сложности 6 тысяч человек. Территория разделена на три зоны. Во внутренней любая деятельность запрещена. Ее окружает охранная зона, где людям разрешено селиться, но природными ресурсами они могут пользоваться ограниченно. А дальше идет экспериментальная зона, где люди могут заниматься сельским хозяйством — то есть сажать каучуковые деревья и собирать их сок.

Поддерживать этот баланс нелегко, говорит Лю. В тот день мы видели, как крестьяне выкорчевывают незаконно посаженные каучуковые деревья. На правонарушителей донесли соседи; за процессом наблюдали представители экологической полиции. Позже мы встретили нескольких полицейских, и один из них сказал мне, что нарушители были наказаны не строго — он просто хотел, чтобы они не забывали правила.

«Я не виню крестьян, — вздохнул Лангенбергер. — Они так долго жили в нищете. Теперь у них есть растение, которое позволяет им безбедно существовать. Ученые не могут приказать им перестать выращивать каучуковые деревья».

Логика охраны природы заключается в том, чтобы запретить любую деятельность человека во имя спасения дождевого леса, жизненно важного для экологического баланса; логика промышленности велит засадить все, до последнего клочка земли, каучуконосами. Лангенбергер надеется, что удастся достичь равновесия, которое устроит всех. Такого, как в заповеднике Набаньхэ, где предпринята скромная попытка наладить дела в крошечном уголке нашего огромного мира. Мира, в котором все очень тесно взаимосвязано.


Source link

Напишите комментарий

  • 13 + 15 =

  • Мы в соцсетях

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях и будьте в курсе самых выгодных предложений по покупке авиабилетов, бронирования отеля или аренды автомобиля!

  • Обратитесь к нам прямо сейчас!

    Flag Counter