красота мира в каждом кадре

Способности тритонов к регенерации давно привлекают ученых. Еще в 1768 году итальянский натуралист Ладзаро Спалланцани удивлялся тому, что у тритонов не просто заново отрастают конечности, но и палец, и вся лапа восстанавливаются за одно и то же время – примерно за месяц. Причем обновленный орган имеет весь набор тканей – мускулы, хрящи, нервные волокна, кровеносные сосуды. (У млекопитающих в лучшем случае восстанавливается фаланга пальца, да и то без необходимых для полноценного органа мягких тканей.) С тех пор тритоны стали намного интереснее для ученого мира, чем пресловутые подопытные кролики. Чего с ними только не делали! У японского тритона, например, на протяжении 16 лет ампутировали хрусталик глаза, чтобы выяснить, сколько раз этот орган возобновится. Выяснили – 18 раз. У другого тритона сетчатку отрезали от глазного нерва и повернули вокруг оси на 180 градусов. Нерв сросся с сетчаткой заново (растет он со скоростью 2,5 миллиметра в сутки), но прооперированный тритон, кидаясь на приманку, показанную ему у поверхности воды, уплывал в противоположном направлении – на дно.

Но даже несмотря на столь пристальное внимание к этим земноводным, раскрыть все их секреты пока не удается. Откуда, например, берутся клетки для возобновляемых тканей? Несколько лет назад считалось, что их функции берут на себя клетки уцелевших тканей. Действительно, глазной хрусталик, например, образуется за счет клеток сетчатки, которые при этом обесцвечиваются. Различные ткани конечности отчасти могут возобновляться за счет мышечных клеток. Как выяснилось теперь, важную роль в регенерации играют и неспециализированные, стволовые, клетки, а сам процесс регулируется генами, которые у большинства животных включаются только на стадии эмбрионального развития.

Может быть, эти гены удастся разбудить и у нас? Будем отращивать новые руки и ноги? Известный аргентинский писатель Хулио Кортасар будто предвидел такую возможность в своем эссе «Аксолотль». Аксолотль – это хвостатая амфибия амбистома, не пожелавшая расстаться с личиночными жабрами. Писатель и аксолотль познакомились в Ботаническом саду Парижа. В итоге аксолотль превратился в писателя, а писатель – в амфибию. Он и сейчас, «уткнувшись носом в стекло, глядит на посетителей своими золотыми глазами».


Source link

Напишите комментарий

  • 18 − шестнадцать =

  • Мы в соцсетях

    Присоединяйтесь к нам в социальных сетях и будьте в курсе самых выгодных предложений по покупке авиабилетов, бронирования отеля или аренды автомобиля!

  • Обратитесь к нам прямо сейчас!

    Flag Counter